2020 год был годом пандемии. 2021 год станет годом преодоления ее последствий. 

Когда мы начинаем говорить о будущем переводчиков, часто всплывает вопрос, нужны ли мы, будет ли для нас работа. Чтобы ответить на него, давайте посмотрим, что происходит на рынке переводческих услуг. 


ЧТО БЫЛО

Пандемия затронула весь мир, все отрасли: первичный сектор, обрабатывающую промышленность, строительство, сферу услуг, экономику знаний. Переводчики обслуживают все их. Куда ни глянь — там мы, поэтому COVID-19 повлияла на нашу деятельность в той же мере, что на рынки, на которых мы работаем.

Данные 2020 года говорят, что половина переводческого рынка как работала, так и работает. Спад затронул треть рынка: устные переводы на мероприятиях и туристический сектор. Выросла одна пятая рынка: здравоохранение, наем персонала, электронная коммерция, электронное обучение, ПО для совместной удаленной работы. 


ЧТО БУДЕТ 

С РЫНКОМ

По доCOVIDным прогнозам мировой переводческий рынок должен был продолжить многолетнюю тенденцию роста. На графике ниже его объем в миллиардах долларов: синим корректировка с учетом последствий пандемии. Российский рынок следует тенденциям мирового: за 2019 год вырос на 17 процентов и достиг 20,88 млрд рублей, в 2020 году сократился до 18,7 миллиарда рублей, но дальше ожидается рост

Можно ли на этом выдохнуть, успокоиться? Нет, потому что общий упадок экономики углубит и расширит два старых тренда.


ЧТО БУДЕТ 

С ЗАКАЗАМИ И ДОХОДАМИ ПЕРЕВОДЧИКОВ

Машинный перевод продолжит развиваться, потому что бизнес — а мы в 99,9% случаев работаем именно на бизнес — будет и дальше сокращать затраты, и это коснется тех, кто работает в недорогом сегменте переводческого рынка. В этом сегменте требования к профессионализму остались на уровне 1990-х годов — «Знаешь язык? Иди в переводчики», — а ставки не меняются уже лет десять. 

Одновременно вырастет потребность в дорогостоящем качественном переводе с высоким уровнем сервиса. Требования к такому переводу строже, потому что бизнес, выживший и выживающий в условиях текущего кризиса, должен бороться за рынок и клиентов и просто не может позволить себе неэффективные коммуникации с аудиторией. 

Как результат, в недорогом сегменте начнется сокращение производственных расходов, наращивание оборотов и автоматизация производства, поэтому выживут те, кто-либо перестанет противиться прогрессу, поймет, чем PEMT отличается от редактирования гугл.транслейта, и научится быть эффективным и продуктивным звеном производственной цепочки (т. е., как бы оскорбительно ни звучало, редактировать машинный перевод), либо сумеет перейти в сегмент, в котором не экономят на качестве.

И в этом платежеспособном сегменте конкуренция, скорее всего, обострится. Здесь станет недостаточно знания языка и специализации — глубокого понимания процессов в отрасли, которой касается переводимый текст, устройства вещей и явлений, знания терминологии и умения писать так, как принято в отрасли. Переводчикам, которые хотят преуспеть, придется учиться конкурировать и продвигать себя / свои услуги — или просесть в доходах.

Обострившаяся конкуренция, вытеснение с рынка тех, кто не может производить качественный продукт, придирчивость заказчиков — и из множества исполнителей начинают выбирать тех, с кем комфортно, удобно работать, тех, кто понимает, что переводит не ради творчества и во славу профессии, а для решения проблем и задач бизнеса. Привет soft skills — «мягким» или «гибким» навыкам.

В конечном счете, перефразируя Максима Ильяхова, хорошо зарабатывать будут переводчики, которые умеют согласовывать работы и работать на решение задач клиентов. Самые высокооплачиваемые переводчики — те, кто относится к своей работе как к сервису, который помогает клиенту больше зарабатывать.

Остальным останется «сосать сухой „Доширак“» или срочно осваивать делание «ноготочков». И это хорошо. Повысить престиж профессии способны только переводчики, которые умеют работать и вести себя like a pro. Но чтобы быть PRO нужно много учиться и регулярно повышать квалификацию. 


ЧТО БУДЕТ 

С ПЕРЕВОДЧЕСКИМ ОБРАЗОВАНИЕМ

После долгих лет взаимного игнора бизнес и вузы, готовящие переводчиков, начали догадываться, что «независимость» друг от друга создает много проблем и тем и другим: отрасль получает очень мало пригодных к реальной практике специалистов, вузы выслушивают обидные комментарии о своей работе от компаний и неуспешных выпускников. Попытки сближения были сделаны с обеих сторон и вылились в ряд проектов, которые призваны в перспективе (и во многом уже начали) устранить разрыв между отраслью и образованием: инициативы и публикации Ассоциации преподавателей перевода, новый профстандарт, на котором уже скоро (неизбежно) начнут строиться программы обучения в вузах, появление курсов повышения квалификации и отраслевых мероприятий нового типа: когда вузы совместно с бизнесом организуют обучение как для студентов и переводчиков, так и для преподавателей перевода

Становится все очевиднее, что успешно преподавать перевод может только практикующий переводчик, который активен в рынке и при этом владеет методикой и дидактикой — не просто переводчик, не просто преподаватель, а два в одном. И таких супергероев на рынке переводческого образования становится все больше — практикующие переводчики готовы делиться опытом со студентами (онлайн и офлайн) и всеми желающими, вузовские преподаватели активнее интересуются профессией и охотнее пробуют себя в деле, которому раньше только учили.

Этот тренд, как приносящий очевидные положительные результаты, будет лишь шириться и углубляться. 

Переводчики, которые стремятся выживать в новых условиях и добиваться карьерных успехов, будут создавать спрос на качественные программы повышения квалификации. Как результат (но, увы, едва ли уже в этом году) курсы и тренинги, обещающие за 3–5 рабочих дней или шесть двухчасовых занятий сделать из обезьяны человека профессионального переводчика из любого желающего, канут в Лету. Причина проста: курс, состоящий из вебинаров с цитатами из Википедии и старых учебников, без учета стартового уровня, без индивидуальной и серьезной самостоятельной работы, приносит пользу только тому, кто его проводит. 

Рынок начнет избавляться от торговцев дипломами и инфоцыганбизнесменов. Останутся и будут востребованы только те образовательные организации и проекты, где предлагают системное обучение, где учат работать в новых условиях и на материалах, отвечающих требованиям сегодняшнего дня, а не середины – последней четверти прошлого века. Нора Галь и Комиссаров это хорошо, но пора познакомиться с идеями Кристианы Норд и Энтони Пима. Которые, кстати, уже этим летом приедут в Россию, чтобы выступить на организуемой PROtranslation Летней школе в Сочи.

Так победим.


ЧТО БУДЕТ 

С «УДАЛЕНКОЙ»

Пандемия изменила рынок труда и посадила весь мир на «удаленку» — старый тренд, медленно, но верно набирающий обороты последнее десятилетие, стал повсеместной реальностью. И многим пришелся по вкусу. Сегодня даже самые консервативные работодатели осознали, что вовсе не дружное сидение в офисе залог успеха компании. Что к работе можно привлечь специалистов даже из другого региона, часть задач передать на аутсорс, а часть вообще была никому не нужна. Что отдел перевода, сидящий дома — это отличная экономия на аренде помещений и обслуживании офисного оборудования. Мы же не забываем, что в условиях кризиса бизнес ищет способы сократить расходы…

«Удаленка» пришла и в устный перевод, чего ждали лишь через 5–10 лет. Очень внезапно стало необязательно жить в Москве, Питере или Казани, чтобы работать синхронистом или последовательным переводчиком. Но удаленный синхрон имеет свою специфику и требователен к технической составляющей, поэтому и здесь придется учиться и выбросить уже наконец папин ноутбук на ломаной «семерке». 


ЧТО БУДЕТ 

ВОСТРЕБОВАНО

Карантин не исчезнет 1 января, и люди по-прежнему будут потреблять развлекательный контент: фильмы, игры, сериалы, поэтому спрос на аудиовизуальный перевод — вы же помните, что это один из сегментов переводческого рынка, который огромными темпами рос последние 10 лет, а в 2020-м просто улетел в стратосферу? — будет расти и дальше. 

Можно ждать спроса на перевод в туристической сфере, потому что после карантина люди снова начнут путешествовать, и здесь станет важно не просто говорить на языке потребителя, а говорить хорошо

Большой спрос на медицинские переводы останется с нами еще надолго: исследования, протоколы, рекомендации, снова исследования. 

Совершенно новый для России тренд и новая специализация — перевод на простой и ясный языки. В будущем году о них только начнут говорить всерьез, а потом потребуется масса подготовленных для этой работы переводчиков.


ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ

В 2021 году будут нужны квалифицированные переводчики, владеющие одной-двумя областями человеческого знания, умеющие организовывать свою работу и взаимодействие с заказчиком и понимающие, что работа переводчика — помогать клиенту. Впрочем, ничего нового.

С Новым годом!


Pin It on Pinterest

Share This